Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Политик HALL » №38, 2007

Поглощая рынки. Поглощая рынки
Просмотров: 5585

Ничего, кроме скептической улыбки не вызывает решение Президента Украины о дополнительном создании рабочих мест. Рабочих мест где? На китайском базаре?


Все страны в мире независимо от пожеланий конкретных граждан каждый год прибавляют в своем развитии. Так деревья в лесу за год подрастают и становятся больше. Законы экономического развития, как и законы природы, объективны. И если что-то в экономике независимой Украины не ладится, значит, есть тому вполне реальные причины и основания. Думается, исследовав такие закономерности, можно получить ключ к некоторым печальным тенденциям в отечественном производстве. А получив ключ, можно уже пытаться выстроить модель преодоления трудностей. Важно только иметь достаточно данных, чтоб модель не была ущербной. А она будет ущербной обязательно, если строиться будет из соображений политической заангажированности или выгоды какого-то конкретного заказчика. Она попросту не будет работать – законы экономического развития, как было отмечено, носят объективный характер, и начальственным окрикам, как и политическому пиару, не подконтрольны.
Сбылась многовековая мечта украинцев, и Украина, наконец, стала независимым государством. И как раз на этапе становления этого государства ему приходится сталкиваться с такими вызовами в экономической сфере, которые были неведомы ранее, в бытность советской республики. Развал старой экономической модели налицо. Понятно, что выстраивается некая новая модель. Но, возможно, есть способы задействовать в этой новой модели прежние наработки? Ведь промышленный потенциал Украины еще совсем недавно был одним из наиболее впечатляющих в Европе. Да что в Европе – в мире!
Чуть ли не самая плодородная на Земле земля – в нашей стране. На украинской почве можно выращивать почти все, что ни посади – само растет. Но это не только богатство Украины, это также испытание для ее экономики. Испытание, поскольку значительная часть населения, и в особенности сельские жители, уверены, что смогут выживать и сытно питаться, не втягиваясь в общие товарно-производительные отношения. Земля прокормит! Лишь бы не было войны и голодомора, лишь бы государство не отбирало зерно. С тем, что государство ничего не дает, не обеспечивает развития экономики, наши люди, кажется, уже давно смирились. Низкий уровень политической сознательности украинцев связан, между прочим, и с этим фактором. На жизни более чем половины населения Украины – людей, связанных с землей, – мало отражается результат очередной драки у трибуны зала заседаний Верховной Рады. Их гораздо больше волнует, как с меньшими потерями собрать урожай этого не совсем благоприятного года.
Возьмем для сравнения такие развитые страны как Япония (на востоке) и Германия (на западе). Жители этих стран, не обладая таким сокровищем, как украинский чернозем, совсем иначе относятся к отечественной политике и экономике. В Токио 1 кв.м. земли стоит до миллиона японских йен. Там никому и в голову придет измерять землю "сотками". Или вот впечатление от поездки в Германию, где довелось беседовать с хозяином маленькой гостиницы под Кельном. Когда он услышал, что я из Украины, он сказал с восхищением два слова: "Gumos, Еrde". С каким восторгом он говорил об украинской земле! Его дед во время Великой Отечественной купил пол вагона нашего чернозема. Вложения окупились, земля отдала сторицей. Почему же в Украине земля больше отвлекает от экономической активности, нежели вовлекает в нее?
Земля в Китае даже в сравнение не идет с украинской землей. Но жизнь китайцев год от года становится лучше. Государство наращивает экономические мускулы, китайская промышленность завоевывает мировые рынки. А на какие рубежи тем временем откатилась промышленность Украины?
Пусть картина покажется пессимистичной – в любом случае не следует закрывать глаза на реальность. Не для кого не секрет, что многие промышленные гиганты (наряду с небольшими динамичными предприятиями) развалены и разворованы. Примером может быть хотя бы "Киевский радиозавод". 57 гектаров земли только в Киеве – таков был его размах. Но нет больше его уникального оборудования, нет тех уникальных технологий. Армия специалистов, на обучение которых были потрачены немалые деньги, осталась без работы.
Министерство промышленной политики лишилось большого числа заводов, но не всех. Тяжелая промышленность имеет явную тенденцию к возрождению и обновлению. Какими усилиями это обходится стране, и кому это на самом деле выгодно – разговор отдельный. Пожалуй, этот сектор переживает не самые тяжелые времена. Кризисный период уже позади. Чего нельзя сказать о секторе легкой промышленности. Во всяком случае, одноименного министерства уже просто нет. Значит ли это, что и остатков легпрома мы, того и гляди, тоже лишимся окончательно?
На тот момент, когда Украина обрела независимость, на ее территории успешно работало больше сотни крупных промышленных обувных фабрик. Это Кременчугская, Винницкая, Прилукская обувные фабрики, "Прогресс" во Львове, "Лугань" в Луганске, "Орель" в Днепропетровске, "Комекс" в Кривом Роге, "Нико" в Николаеве, "Эра" в Харьков, "Альбатрос" в Одессе, "Крок" в Житомире, "Київ" и "Киспо" в Киеве, "Талан" в Ромнах, "Світоч" в Артемовске, "Промінь" в Чернигове, и многие другие. Сегодня почти все эти промышленные обувные фабрики закрыты и стоят. В лучшем случае некоторые из них проданы зарубежным хозяевам и только поэтому работают. Вообще же число работающих обувных фабрик можно перечислить на пальцах одной руки. Такая же безрадостная динамика наблюдается сегодня и в швейной промышленности.
А при этом согласно экспертным данным в Украине ежегодно потребляется около 200 миллионов пар обуви. Если вы выйдете на улицу, то не увидите босых людей. И раздетых тоже. Это значит, что одежду и обувь у нас в Украине носят, но зарабатывают на их производстве люди не в нашей стране.
Валерий Пустовойтенко, будучи премьер-министром, говорил, что нам в Украине легкая промышленность не нужна. Но он не упомянул, что в производстве и подготовке сырья для легкой промышленности, а также в производстве готовых изделий и в их продаже были задействованы более 30% трудоспособного населения Украины. Именно в легпроме они зарабатывали себе на жизнь. Сегодня эти люди зарабатывают преимущественно вне пределов Украины. Нравится ли им такое положение вещей? Вряд ли. Но, наверное, кому-то выгодно, чтобы все шло именно таким образом?
Почему же закрываются сегодня промышленные швейные и обувные фабрики?
Тут даже не надо строить модели. Попробуем проанализировать факты.
На сравнительно недавнем совещании директоров предприятий легкой промышленности в Министерстве промышленной политики Стела Станкевич – директор швейной фабрики "Трембита" из Черновцов спросила министра: "Как так может быть, что мужской костюм китайского производства ввозится в Украину по цене ниже 3,0 US$ ? И как при этом может выживать на украинском рынке промышленное швейное предприятие, которое выпускает ту же продукцию и честно платит налоги?"
Не надо делать скрупулезные математические расчеты, чтобы понять, что налог на добавленную стоимость (НДС = 20%) составляет даже с 3,0 US$ всего 3,0 гривны. Конечно, его можно приравнять к "0" по сравнению с величиной НДС, который платит фабрика "Трембите" за каждый выпускаемый мужской костюм, и который входит в его конечную стоимость для нас с вами.
На вопрос Стеллы Станкевич ответил заместитель начальника "Державної митної служби України". Ответил вопросом на вопрос: "А что же может сделать Державна митна служба, если в "Митному тарифі України", утвержденном Верховной Радой как дополнение к Закону Украины "Про митний тариф України" от 05.04.2001 (№2371-ІІІ), мужской костюм и шорты стоят под одним классификационным кодом?".
Между прочим, еще и таким образом наша уважаемая Верховная Рада, уравняв в Таможенном тарифе Украины мужской костюм и шорты по величине налогообложения, поставили украинского производителя в очевидно неравные условия с китайскими производителями. И в итоге на украинском рынке так различаются, и не в пользу украинской стороны, продажная цена, прибыль и возможности дальнейшего развития отрасли.
Следует добавить к этому еще и решение правительства Украины об обязательном увеличении зарплаты на 25% для работников промышленности, и швейных фабрик в том числе. На первый взгляд решение кажется очень толковым. Но это только на первый взгляд. Ведь результатом его стало массовое сокращение штатов и, соответственно, сокращение швейного производства. И не потому, что руководители предприятий не хотят увеличить зарплату своим сотрудникам. Для начала надо ответить на один простой вопрос: где взять эти деньги?
Решение правительства о повышении зарплаты коснулось и тех швейных фабрик, которые работают с зарубежными заказчиками по так называемой "давальческой схеме" (чтобы не умереть из-за конкуренции с китайскими и турецкими производителями). Но какой зарубежный заказчик согласится повысить на 25% оплату труда на украинских швейных фабриках из-за какого-то решения правительства Украины? Им, как нормальным бизнесменам, выгоднее просто перенести свои заказы в тот же Китай. И при этом не повысить, а понизить оплату труда.
Проанализировав цену и качество китайской обуви на украинском рынке, можно отметить, что здесь сегодня происходят качественные сдвиги. У нас в продаже появилась качественная китайская обувь по не слишком низким ценам. Конечно, итальянская обувь заметно дороже, а вот по качеству они уже сравнимы. Некоторые украинские производители обуви закрыли свои производства в Украине и изготавливают модельную качественную обувь на предприятиях в Китае. Оказывается это с финансовой точки зрения выгоднее, чем изготавливать обувь в Украине, работая по украинским законам.
Опыт многих промышленных фабрик показывает, что остановить производство можно очень легко. А вот снова запустить производственный поток, чтобы в нем все опять начало работать слаженно и качественно, как единый часовой механизм, – это практически невозможно. Или нужны немалые деньги. Кажется, только сейчас в Украине начинают это понимать. Но вот в Китае, как можно догадываться, это поняли несколько раньше, чем у нас. Последовательная политика китайского руководства, судя по всему, следует такой логике:
1. Внести дотации со стороны государства в цену экспортируемой обуви и сделать ее на время достаточно низкой,
2. Остановить работу обувных фабрик стран-конкурентов, в частности, Украины,
3. Стать монополистом в этом секторе экономики.
Если рассматривать с объективной точки зрения – очень умно и дальновидно.
Украинцы и раньше отдавали должное товарам то Румынии, то Польши, то Турции, способствуя развитию экономики этих стран. Но эти периоды были относительно кратковременны. Что же касается бума на китайские товары… то на развитие промышленности в Китае можно работать бесконечный отрезок времени.


По праву "дракона"
После того как в начале 2005 года страны ЕС перешли в торговле с азиатским "драконом" на принципы ВТО, сняли таможенные тарифы и пошлины, их рынок моментально был оккупирован несравнимо более дешевым китайским текстилем, трикотажем, обувью. В результате в ряде стран Европы производство текстиля сократилось на 30-50 процентов. Легкая промышленность Европы оказалась на грани разорения и массовых банкротств. Около миллиона рабочих мест могло исчезнуть всего за несколько месяцев. Эта ситуация привела к кризису в отношениях между ЕС и Китаем, и в конечном счете ЕС был вынужден восстановить импортные квоты на китайский текстиль. Похожая ситуация повторилась в этом году с обувью. Сегодня в 25 странах Евросоюза в год продается около 2 миллиардов пар обуви. Но с января прошлого года более половины всего этого рынка стали контролировать китайские и вьетнамские производители, в мгновение ока увеличив завоз своих товаров в 7 раз! В итоге сегодня около 40 процентов всех кроссовок и другой спортивной обуви, продаваемой в магазинах Евросоюза, импортируется из Китая. За последние год— два в Италии из-за безработицы закрылись 200 обувных фабрик, а еще столько же остались на грани разорения и банкротств. Не лучше обстоят дела в основных "обувных" эпицентрах Европы – Португалии и Испании. Еврокомиссар Питер Мендельсон особо подчеркнул, что принятие этих антидемпинговых мер стало возможным после того, как Еврокомиссия выявила существенный финансовый "допинг" со стороны государства обувной промышленности этих стран, что нарушает честную конкуренцию. Расследование, в частности, показало, что азиатская обувная промышленность получает скрытые дотации от государства и таким образом имеет возможность продавать свой товар за границу ниже себестоимости. По 8-10 долларов за пару.

"Российская газета", 8 апреля 2006

"Компаньон":
Почему вы решили производить обувь в Китае?

Сергей Сальников, "СП "Пальмира-Рута", сеть "Монарх":
– Не только потому, что там невысокая заработная плата, соответственно невысокая цена на готовую продукцию. В этой стране создана уникальная база комплектующих, без которой обувной рынок не может развиваться. К тому же в Китае действовала правительственная программа по поддержке внутреннего производителя. В результате в отрасль были инвестированы огромные средства. Большинство фабрик реконструировали и переоснастили, а также построили много новых предприятий.
Многие предприятия имеют сертификаты ISO 9001. В Китае обувные фабрики очень помпезные, такие себе монументальные сооружения с парками, водоемами, паркингом и прочими удобствами. Им нет смысла делать некачественную продукцию, поскольку сразу же уйдут заказчики и это сооружение превратится в мавзолей, которым никто не будет интересоваться. Но, конечно, надо за всем смотреть.

Архив журнала
№47, 2015№45, 2008№44, 2008№43, 2008№42, 2008№41, 2008№40, 2008№39, 2007№38, 2007№37, 2007№36, 2007№35, 2007№34, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба