Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №131, 2015

Николай Поселягин
От редактора
Просмотров: 592

В этом номере «НЛО» в рубрике «Антропология и феноменология визуальности» публикуется работа Оксаны Саркисовой и Ольги Шевченко, посвя­щенная (советской) семейной фотографии как пространству конструирова­ния неофициальной индивидуальной и групповой памяти. Хотя теоретики визуальных исследований все чаще подвергают обоснованным сомнениям претензии фотографии на по умолчанию истинное отображение событий, но раннефеноменологическое представление о фотографии как объективном свидетельстве до сих пор остается достаточно влиятельным. Еще Сьюзен Сонтаг в своем классическом исследовании описывала этот рецептивный ме­ханизм следующим образом:

Никто не считает картину и модель единой материальной сущностью; кар­тина только представляет модель, отсылает к ней. А фотография не только похожа на объект, не только свидетельствует о нем. Она часть, продолжение объекта и мощное средство овладения им и управления[I].

Переход от свидетельства к овладению и управлению объектом в данном слу­чае чрезвычайно важен. Владельцы советских семейных фотографий с их помощью пытаются овладеть собственным прошлым, сознательно или полу­осознанно выстроить свою идентичность в истории (в частности, позицио­нировать себя по отношению к Новочеркасскому расстрелу) и внутри совет­ского быта. Нередко эти идентичности оказываются расколотыми: личное / семейное переживание события, запечатленного на снимке, сталкивается с официальным советским дискурсом, который некогда создал идеологи­ческую рамку восприятия и оценки этого события и этого переживания и те­перь, при просмотре старых фотокарточек, вновь и вновь нерефлексивно вос­производится. Это восприятие, внутренне конфликтное с точки зрения внеш­него наблюдателя, оказывается чрезвычайно живучим; мало того, не всегда его возникновение обусловлено внешними причинами (цензурой, репрес­сиями и т.п.) — авторы исследования сталкивались с «придумыванием исто­рии» и вокруг на первый взгляд «нейтральных» изображений. Фотография оказывается не столько феноменологическим прорывом в объективную ре­альность, сколько пустой семиотической формой для заполнения любыми смыслами, которые кажутся наиболее уместными тому, кто на нее смотрит и ее интерпретирует. Саркисова и Шевченко подводят следующий (предва­рительный) итог:

Обладание старой фотографией способно изменить отношения ее вла­дельца с собственным прошлым. Фотография обладает эффектом истори­ческой глубины не только для профессиональных историков, способных считать исторический контекст и интерпретировать характерные детали того или иного периода. Для частных владельцев она укрепляет чувство укорененности в истории, и в этом смысле эффект присутствия только под­крепляется «молчащей» фотографией. <...> Эффект присутствия, создавае­мый семейными фотографиями, питает желание наделить эти изображения историей. Это не лишает их исторической значимости, но увеличивает раз­нообразие значений, которые им можно приписать.

Николай Поселягин

 

[I] Сонтаг С. О фотографии [1977] / Пер. с англ. В. Голы- шева. М.: Ад Маргинем Пресс, 2013. С. 203.



Другие статьи автора: Поселягин Николай

Архив журнала
№163, 2020№162, 2020№161, 2020№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба