Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №129, 2014

Письма Ф.В.Булгарина к Н.И.Шенигу
Просмотров: 877

В переписке Ф.В. Булгарина известны лишь несколько целостных комплексов писем одному и тому же лицу[1], но лишь один из них до настоящего времени оставался неопубликованным — его письма Н.И. Шенигу 1837—1848 годов. Че­ловек этот малоизвестен, хотя и достаточно неординарен, поэтому стоит остановиться на его биографии.

Николай Игнатьевич Шениг (1797—1860) был уроженцем Орловской губер­нии. Он воспитывался в доме богатой помещицы А.Н. Зиновьевой (урожденной Юшковой), которая, будучи бездетной, завещала ему все свое состояние. С 1813 года он учился в Школе колонновожатых (окончил в 1815 году и был произведен в офицеры). Потом служил в канцелярии генерал-квартирмей­стера Главного штаба (в 1821 году имел чин поручика, с 1822 года — штабс-капитан и майор Свиты по квартирмейстерской части, с 1825 года управлял 1-м отделением канцелярии генерал-квартирмейстера Главного штаба и од­новременно преподавал русский язык и военный стиль в Школе колонновожа­тых). Он участвовал в Русско-турецкой войне 1828—1829 годов, в частности в осаде Варны. В 1829 году вышел в отставку с чином полковника и поселился в своем имении в сельце Духово (близ г. Остров Псковской губернии). Впослед­ствии — предводитель дворянства Островского уезда Псковской губернии (1853—1858 и 1859—1861). В 1842—1844 годах служил в Дерпте помощником попечителя Дерптского учебного округа Е.Б. Крафстрема[2].

Человек разносторонне образованный, как, впрочем, и многие выпускники Школы колонновожатых, с литературными интересами, он собрал большую библиотеку и ряд источников по истории России. У Шенига были знакомые в среде литераторов и ученых. А.Н. Вульф, зафиксировав в своем дневнике, что Шениг вернулся из-за рубежа и привез ему подарок от Н.М. Языкова, записал: «...он стоит у меня на ряду немногих»[3]. О нравственных качествах Шенига выразительно свидетельствует следующий пассаж из письма (от 10 сентября 1836 года) баронессы Е.Н. Вревской своему брату А.Н. Вульфу: «6-го уехал от нас и Ник[олай] Игн[атьевич] <...>. Он заменил Пуш[кина] в сердце Маши [младшей сестры Е.Н. Вревской]. Она целые три дни плакала об его отъезде и отдает ему такое преимущество над поэтом, что и сравнивать их не хочет. <...> я рада этой перемене: Ник[олай] Игн[атьевич ] никогда не воспользуется этим благорасположением, что обПуш[кине]никак нельзя сказать»[4].

Шениг оставил интересные воспоминания, опубликованные в «Русском ар­хиве» (1880. № 11/12. С. 267-325; 1881. № 1. С. 238-244), в которых идет речь о поездке в свите Александра I в Таганрог в 1825 году и о смерти Александ­ра I, о Школе колонновожатых, А.А. Аракчееве, М.М. Сперанском, М.Л. Маг­ницком, А.О. Корниловиче и др.

Небольшой личный фонд Шенига хранится в С.-Петербургском институте истории РАН (СПб ИИ РАН. К. 165), в том числе публикуемые ниже письма Булгарина (Оп. 1. Д. 21). Они содержат ценную информацию как о занятиях Булгарина в Карлове и Дерпте и его дерптском окружении, так и о разного рода петербургских событиях и слухах.

Благодарю В.А. Мильчину за прочтение и перевод французских выражений, М. Шрубу за аналогичную работу с немецкими, а Т.К. Шор — за справки о дерптском окружении Булгарина.

1

Почтеннейший Николай Игнатьевич!

L’homme propose, Dieu dispose1. Вы, может быть, заметили вчера, что жена моя2была нездорова. Она не едет в Саракус3, а без нее я не могу везти Вас, по важной причине, что там не будет обеда. Сам скачу я на почтовой тележке, с куском жаркого в картоне4, ибо в Саракусе ждет меня демон Розен5. На­деюсь, что на будущую весну буду иметь удовольствие принять в Саракусе целое милое семейство, проезжающее мимо, из Дерпта в Духово6. Не забыл я, что завтра у Вас обед, и хоть тяжко терпеть до 4 часов, но за удовольствие быть в Вашем семействе можно три дня ничего не есть — старый Ваш приятель Ф. Булгарин 13 сент[ября] 1837 Дерпт

  1. Человек предполагает, Бог располагает (фр.).
  2. Булгарина Елена Ивановна (урожд. Иде; 1808—1889) — жена Ф.В. Булгарина с 1825 года.
  3. Имение Булгарина недалеко от Карлова.
  4. Имеется в виду картонная коробка.
  5. Возможно, поэт, драматург и критик барон Егор Федорович Розен (1800—1860), который в это время часто печатался в «Северной пчеле».
  6. Имение Шенига.

2

Добрейший и благороднейший Николай Игнатьевич!

Наш любезный генерал1 непременно требует, чтоб я обедал у него сегодня, avec armes et bagages2 — с чадами и домочадцами — от длинной Танты3 до ма­ленькой Лиоли4 включительно. Он уверял, что Вы ему дали слово обедать у него с нами, и весьма удивился, когда мы с Самсоном5 сказали ему, что Вы звали к себе гостей. Самсона генерал отговорил, на основании вашей дружбы — и хочет к вам писать и просить отказать, на этот случай, своим го­стям и приехать обедать к нему — ради прощания со мною и семьею моею6. Беда не велика — и за это не осердятся, а нам душевно хочется быть с Вами. Пишу к Вам предупреждение записки генерала.

Сделайте одолжение, напишите записочку к архитектору Стрему7, чтоб возвратил мой план — мне крайне нужно.

Весь Ваш душою и телом Ф. Булгарин

14сент[ября] 1842. Дерпт.

  1. Имеется в виду генерал от инфантерии Евстафий Борисович Крафстрем (1784— 1854) — попечитель Дерптского учебного округа в 1836—1854 годах.
  2. со всем скарбом (фр.).
  3. Так в семье Булгариных звали тетку его жены — Елену И. Видеман.
  4. Дочь Булгарина Елена (1838 — ?), позднее в браке — Александрович.
  5. Рейнгольд Иоханн Людвиг Самсон фон Химмельстерн (1778—1858) — ландрат, пре­зидент лифляндского гофгерихта (законодательной комиссии) в 1824—1829 годах.
  6. Булгарин каждый год осенью уезжал из Карлова в Петербург.
  7. Кристоф Конрад Стремме (1806—1877) обучался архитектурному искусству в Ган­новере, дворцовый строительный мастер (1839—1841), в 1841 — 1849 годах — про­фессор кафедры гражданского строительства в Дерптском университете. С упразд­нением кафедры в 1849 году уехал в Германию, с 1852 года до смерти жил в Техасе в Сант-Антонио (см. о нем: EAA.402.3.1948. Stremme Christoph Konrad; Tartu ehitusmeistrid 17. sajandist kuni 19. sajandi keskpaigani: teatmik / Koostanud Niina Raid. Tartu, 1987. Lk. 179—180; Русский биографический словарь. Т. «Шебанов — Шютц». СПб., 1911. С. 444 (как Штремме)).

3

Почтеннейший и добрейший Николай Игнатьевич!

Зная Вашу душу и испытав Ваше ко мне благорасположение — поручаю Вашему покровительству и попечению юного отставного гвардии поручика, Стороженку1. Он сын друга моего и совоспитанника нынешнего варшавского сенатора Андрея Яковлевича2 и племянницы покойного друга моего Максима Яковлевича фон Фока3. Молодой Стороженко вышел в отставку из любви к наукам: хочет учиться в Дерпте и сделаться человеком! Это юноша редких качеств: умен, добр, нежен и кроток. Примите его, как бы Вы приняли моего родного сына — и наставьте во всем, что ему знать нужно. Он хочет начать изучением немецкого и латинского языков. Порекомендуйте ему учителей — и примите в Вашем благородном доме! Бью вам низко челом!

Как жаль, что Вы со мною не повидались! Я был у Вас три раза — но квар­тира Ваша всегда была заперта — я же, до 12 часов — как собака прикован к столу. Даст бог свидимся. Я буду в Дерпте в первых числах мая!4

Прошу покорнейше поцеловать от меня ручку у почтеннейшей Вашей су­пруги5— которая верно забыла меня. Милого Вашего Алешу6 прижмите за меня к сердцу. Мои дети только и бредят им — и рады, что скоро увидят! Дочери Ваши7меня верно не знают — но Вы же скажите им, что есть старик, русский автор (не велика рекомендация, ma foi8, при семи цензурах9!) — ко­торый им кланяется!

Дерптская история10 — здесь наделала шуму. Здешние немцы взбелени­лись. Можно себе представить, что разглашают здесь Нолькен и Этингер11 — икга-Ьгуошеш12! Здесь даже носятся слухи, якобы Ульмана воротят, с поче­стями, на профессорское место! Я верю в это, как в историю про белого быка13! Вы знаете, как я истинно и искренно люблю немцев — т.е. германцев, каковы наш добрый Тун14 и ему подобные. Жена моя немка — и дом немецкий. Но разве в лифляндцах германисм? Это какой-то чухнаисм средних веков, с ко­торым нет сил ужиться. Я ли не любил их! Я им, как король Лир своим до­черям: отдал мое царство — т.е. сердце, а они в него просто накакали! И за что? — За искренний, добрый совет, — не думать об оппозиции в России! — Бог с ними! Я им не желаю зла — а просто сожалею об них!

К Евстафию Борисовичу — я выписал разные петербургские кляузы, а к Вам уже ничего более писать не осталось, как повторить давно Вам извест­ное, а именно, что я душевно люблю вас и уважаю!

Верно и искренно преданный навеки Ф. Булгарин 24 февр[аля] 1843 СПбург

  1. Стороженко Владимир Андреевич (1820—1895) — общественный деятель. Учился в Пажеском корпусе, потом в Дерптском университете на юридическом факультете. Отец историка, литературоведа и общественного деятеля А.В. Стороженко.
  2. Стороженко Андрей Яковлевич (1790—1857) — генерал-полицмейстер действую­щей армии (с переводом в Корпус жандармов) с 1832 года; председатель следствен­ной комиссии, учрежденной при наместнике Царства Польского, с 1833 года; в до­полнение к этому в 1833—1848 годах — обер-полицмейстер Варшавы. Тайный советник и сенатор с 1842 года. С 1850 года — в отставке. Познакомился с Булгари­ным в 1806 году и в дальнейшем находился с ним в тесных дружеских отношениях.
  3. Стороженко Юлия Ивановна. Максим Яковлевич фон Фок (1771 — 1831) — управ­ляющий III отделением в 1826—1831 годах, хороший знакомый Булгарина. В на­учной литературе можно встретить самые разные сведения о дате его рождения. Например, в справочнике Л.А. Черейского «Пушкин и его окружение» (2-е изд. Л., 1989. С. 468) указан 1777 год, в монографии И.В. Оржеховского о III отделении «Самодержавие против революционной России» (М., 1982. С. 20) — 1773 год, в эн­циклопедическом словаре А.И. Серкова «Русское масонство» (М., 2001. С. 837) даны даже четыре варианта — 1782, 1777, 1774, 1775. Поэтому, пользуясь случаем, отметим, что в генеалогических справочниках по эстляндскому дворянству в ка­честве года его рождения дан 1778-й (см.: ЕАА.1674.2.76). Братьев по имени Иван (либо Иоганн, Ханс, от которых могло быть образовано отчество Ивановна) у М.Я. фон Фока не было (см. там же), возможно, она была дочерью одной из его се­стер. Так или иначе, М. Фок в переписке с А.Я. Стороженко расспрашивал о его сыне Володе (см.: Стороженки. Фамильный архив. Т. 3. С. 336).
  4. Булгарин поехал в Дерпт 13 апреля, пробыл там 10 дней и вернулся в Петербург, чтобы 28 мая уехать на лето. См.: Северная пчела. 1843. № 83. 17 апр.; № 95. 1 мая; № 132. 16 июня.
  5. Шениг Софья Николаевна (урожд. баронесса Сердобина; 1803 или 1804 — ?).
  6. Шениг Алексей Николаевич (1830 — после 1867) — сын Н.И. Шенига. Окончил Петербургский университет со степенью кандидата. Служил в Петербургской ко­миссариатской комиссии. Дослужился до поста вице-директора Главного интен­дантского управления (1864) и чина действительного статского советника (1865).
  7. Из них известна только одна: Анна (1827—1900), с 1851 года — жена генерала от инфантерии князя Н.С. Оболенского.
  8. по правде сказать (фр.).
  9. Помимо двух цензоров от Петербургского цензурного комитета статьи направ­лялись редакцией в различные ведомства: материалы, касавшиеся внутреннего положения страны, цензурировались в III отделении, религиозных вопросов — в духовной цензуре, событий за рубежом — в Министерстве иностранных дел, те­атральные рецензии — в Министерстве императорского двора, и т.д.
  10. Ректор Дерптского университета с 1839 года, Карл Христиан Ульман в знак про­теста против русификаторской политики, проводимой министром народного про­свещения С.С. Уваровым и попечителем Дерптского учебного округа генералом Е.Б. Крафстремом, в 1842 году отказался от должности ректора и был поддержан студентами и профессорами. 16 ноября 1842 года Ульман был отставлен от долж­ности профессора и изгнан из Дерпта. После этого несколько профессоров подали в отставку. См.: Петухов Е.В. Юрьевский, бывший Дерптский университет за сто лет его существования (1802—1902). Юрьев, 1902. Т. I. С. 568—570.
  11. Нолькен Георг Фридрих, барон (1789—1853) — ландмаршал лифляндского ры­царства. Эттингер Александр Франц (1798—1846) — ландрат Лифляндской ланд- ратской коллегии в 1842—1846 годах, вместе с Г.Ф. Нолькеном представлял лифляндское рыцарство в Петербурге. Один из лидеров общества «Юная Ливония».
  12. ультраливонцы (нем.).
  13. Имеется в виду философская сказка Вольтера «Белый бык» (1774).
  14. Тун Петер Мартин (Peter Martin Thun; 1787—1856) — владелец торгового дома в Дерпте.

4

Добрейший и почтеннейший Николай Игнатьевич!

Я сижу дома и медицинирую. Навестите меня, Вы сделаете мне большое одолжение, потому что кроме удовольствия Вас видеть — у меня есть еще и дельце к Вам.

Mes respects à Madame[5].

Ваш всегда Ф. Булгарин 22 апр[еля] 1843 Карлово

  1. Мое почтение супруге (фр.).

5

Почтеннейший и добрейший Николай Игнатьевич!

В сотый раз подтверждаю мою просьбу пожаловать откушать хлеба-соли в Саракусе, 24 июня, в день моего рождения. Без Вас праздник будет плач и горе!

Верный Ф. Булгарин июня 22 1843 Саракус

NB Сделайте одолжение, пошлите по соседству письмо к Фробену1, а дру­гое нашему доброму генералу[6]. Много обяжете.

6

Почтеннейший Николай Игнатьевич!

Если Вы можете наделить меня на время книгами, о которых говорено было, то благоволите прислать. Я принадлежу к тому разряду людей, которые уважают всякого рода чужую собственность и гнушаются всяким обманом, сиречь: книг и собак не крадут, лошадьми не барышничают и в чужие карты не заглядывают.

Жаль мне крепко с вами расставаться!

Верный Ф. Булгарин

8 сент[ября] 1843

Карлово

7

Не могу спокойно выехать, не успокоив Вас на счет Клуге1. Ш-е отделе­ние] не заглядывает ко мне — да оно и не так с высока глядит, чтоб занима­лось книгами! Вообще я не принадлежу к комической труппе, et je m’en moque comme de l’an quarante2.

С приве[том], Ф. Булгарин 8 сент[ября] 1843

  1. Клуге Франц Фердинанд (Franz Ferdinand Kluge; 1809—1882) — ревельский кни­готорговец. В 1847 году он основал издательство, печатавшее главным образом книги о Прибалтике и школьные учебники. Фирма просуществовала до 1888 года.
  2. мне до этого дела нет (фр.).

8

Почтеннейший, добрейший и благороднейший Николай Игнатьевич!

Поручаю Вашему покровительству г-на Маллана (Mallan, de Londres), из­вестного в целой Европе фабрикою искусственных зубов — в Париже и Лон­доне. Он хочет в Дерпте сдать экзамен в том, что умеет вставлять зубы. Как иностранец он не знает никаких наших порядков — а потому ему нужен совет и указание пути!

Ради Бога не бойтесь ни за себя, ни за Клуге, ни за книгу! В кабинет ко мне шпионы не заходят и важные книги не лежат у меня на столе, а в ящике стола. Я сделаю из книги выписки для моих Записок1, т.е. mémoires2, а чрез неделю отошлю вам книги. Ради Исуса — будьте спокойны. Книги у меня вернее, чем у Вас: — c’est mon métier3. Я не читаю других книг [кроме] как важных, и все книжники имеют ко мне неограниченную доверенность.

Генц4 жил у меня целую неделю и уехал. Добрый малый. Я собираю воз­можные редкости, чтоб меняться с Вами на пистолеты, которые не дают мне спать покойно. Между прочим есть у меня теперь книга о медалях и камеях, с гравюрами, — стоющая 150 руб. Посылаю ее в Дерпт зимою.

Пожалуйста, помогите Маллану!

Обнимаю Вас душевно и готов бы платить по 5 руб. в сутки — чтоб жить с Вами в одном городе.

Верно преданный Ф. Булгарин.

20 сент[ября] 1843

СПбург

  1. Булгарин работал тогда над книгой «Воспоминания» (В 6 ч. СПб., 1846—1849).
  2. воспоминаний (фр.).
  3. это мое ремесло (фр.).
  4. Генц Дмитрий (Göns (Goens) Dmitri; 1818—1848) — студент из Оренбурга, изучал камеральные науки в Дерптском университете в 1839—1843 годах, затем служил в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел (см.: Album Academicum der Kaiserlichen Universität Dorpat. Dorpat, 1889. S. 291).

9

Почтеннейший и добрейший Николай Игнатьевич!

Вчера, в четверг, насилу выбрались мы с тяжелым Гассе[7], в 7 часов вечера. Хотел вылезть к Вам — но нельзя. Я лежу в возке, обвернутый в шубы — как мумия. — И так en avant[8]! Выехали за город — ни зги не видно — и следу нет! Шажком поплелись мы — и, проехав верст пяток, сбились с дороги. Кружили до полуночи по полю, бились об камни и наконец где-то провалились в бо­лото! Работали все с полчаса, подняли возок, оборотили оглобли и возврати­лись откуда выехали! Вот каково начало вояжа! А что-то будет далее? — Из­вините меня перед Софьей Николаевной, что я не успел поблагодарить ее за ее хлеб-соль. Я заезжал за этим утром — но не застал ее дома. Обнимите за меня милого и доброго Михайлу Николаевича[9] и скажите, что я непременно заеду к нему пососать его манускриптов. И у меня есть хорошие! Ольге Пав­ловне[10]низкий поклон. Желаю ей сынка хорошенького как она и доброго, ми­лого и умного — как отец и мать вместе. Первый подарок в жизни сынок по­лучит от меня — именно копченого сига — из Петербурга. Дочерям Вашим в землю кланяюсь — ибо имею высокое понятие об их уме и характере, когда они не пренебрегают язык несчастнейшего из всех народов на земле5! Мне бы хотелось дать им несколько уроков польской литературы. Увидите, что это за сокровища! Это исполнится в Духове. Алешу прижимаю, милушку — к сердцу. Не забудьте поцаловать шалунишку Сережу и маленького Ми­шуру6. Какая досада, что я не могу пожить с Вами здесь! Авось на будущую зиму удастся украсть недельки две у публики!

Нашему доброму дядюшке Евстафию Борисовичу пожалуйте ударьте от меня челом! Вместо гор книг в богатых переплетах, которыми он окружен, желаю я ему хотя одну немочку в ситцевом переплете, но тепленького со­держания, чтоб разогреть его сердечко, увядающее здесь между холодными долинами и безднами учености!

Пишу к вам в 6 часов утра, в пятницу, прижимаю к сердцу и adieu7!

Верно преданный Ф. Булгарин 28 янв[аря] 1844 Дерпт

ступил на службу в IV отделение Собственной ее величества канцелярии Марии Федоровны. Некоторое время был ее личным секретарем и заведовал библиотекой в Павловском дворце. С 1837 года — коллежский советник, с 1838 года в отставке. Знакомый А.С. Пушкина.

  1. Сердобина Ольга Павловна (1825 — ?) — жена М.Н. Сердобина, дочь начальника отделения Артиллерийского департамента Военного министерства П.М. Петрова.
  2. Булгарин имеет в виду поляков, лишившихся в конце XVШ века государственно­сти и разделенных между тремя государствами: Россией, Австрией и Пруссией.
  3. Имеются в виду дети Шенига — Сергей (впоследствии действительный статский советник, орловский губернский предводитель дворянства в 1887—1895 годах) и Михаил.
  4. прощайте (фр.).

10

Любезнейший и добрейший Николай Игнатьевич!

Ну, теперь наш генерал успокоился, прочитав в газетах о сдаче Канкриным1министерства на законном основании. Формальной отставки еще нет — но вы­ход Княжевича2: l’âme damnée3 — почти уверяет в этом. Да и когда за болезнью сдают министерство на законном основании? — Генерал сомневался в истине моего известия — но я никогда не лгу — ибо ложь ставлю на одну доску с во­ровством. Все, что я говорил и о себе — сущая правда4. Приедете — услышите! Ах, какие у нас морозы! Сегодня и вчера 22 градуса! Бедные мои деревья про­падут в саду! Как бы я дал дорого, чтоб пожить с Вами на старости в одном го­роде — только не в Петербурге — где и родные братья разорваны хлопотами и обстоятельствами. Кажется на все вещи мы смотрим одними глазами! Вчера обедал у меня доктор, перед которым один 14-летний студент исповедовался в жизни здешних студентов! В самую ужасную эпоху Дерпта там никогда не бывало такого разврата! Пьянство, картеж — и т.д. — доведенные до высшей степени — и при том ничему не учатся — и даже не посещают лекций. В буду­щую субботу выйдет статья моя о Дерпте5 — прочтите ее. Завтра, во вторник, с рижским дилижансом посылаю Вам навагу, на Ваше имя, итак, поспешите взять из конторы дилижансов у Бема, только ради бога не кушайте наваги ва­реной. Это contre les principes de la gastronomie6. Жарьте ее просто на сково­роде, в масле, без муки и всех приправ, ибо она имеет свой вкус и запах. Лучше всего поливать ее на тарелке лимонным соком. Два сижка отдайте Ольге Пав­ловне. На масляной люди здесь просто бесились. У В[еликого] к[нязя] Ми­хаила Павл[овича]7 был чудный вечер, разделенный на акты. В 8 часов при­езжали старики, в 9 дамы, в 11 танцоры. Был сперва концерт, потом tableaus vivants8 — потом танцы — и ужин. Наконец поутихло в пост.

Я застал детей моих больных. У нас свирепствует грипп. Мой чудный мальчик Dieu donné9 — Святослав10 — был очень болен — теперь все попра­вились. Берегите своих детей от холода. В воздухе — грипп. В преферанс про­дуваюсь я ужасно — все хочу бросить вовсе эту поганую игру — mais pour con- tenance11 — должен играть! Если я Вас не застану в мае в Дерпте — то прикачу к Вам на недельку в Духово — успокоить дух мой. Поцелуйте за меня ручки у Софьи Николаевны и Ольги Павловны — и как взрослых девиц целовать нельзя — то дочерям Вашим поклон — а сынов всех к сердцу прижмите. Мои дети кланяются Алеше.

Верно и искренно преданный

Ф. Булгарин

7 февр[аля] 1844 СПб.

NB. Я заказал у Каррова12 — Кюстина новое издание13. Пожалуйста, возь­мите к себе, чтоб не прихватили — и ничего не бойтесь. Я неизменное копье — да с меня же и не взыщут, ибо я такие книги покупаю для благой цели — буду­чи без лицемерия предан единственному защитнику моему и благодетелю Царю Николаю-чудному!

  1. Канкрин Егор Францевич (1774—1845), граф с 1829 года — министр финансов в 1823—1844 годах. Он с 1839 года болел, надолго уезжал за границу для лечения, а 1 мая 1844 года был уволен. Его сменил Ф.П. Вронченко.
  2. Княжевич Александр Максимович (1792—1872) — директор Общей канцелярии министра финансов (с 1839 года), директор Департамента государственного каз­начейства (с 1844 года), сенатор (с 1854 года), министр финансов (1858—1862), член Государственного совета (с 1862 года). Должность директора Общей канце­лярии министра финансов оставил 18 января 1844 года.
  3. слепого орудия (фр.).
  4. В начале декабря 1843 года Булгарин написал резкое письмо попечителю Петер­бургского учебного округа Г.П. Волконскому с протестом против цензурных при­теснений. После жалобы Волконского министру народного просвещения С.С. Ува­рову тот обратился к А.Х. Бенкендорфу со следующим предложением: «...так как “Северная пчела” состоит уже в некоторых частях под наблюдением III отделения Собственной канцелярии Его Величества, то не благоугодно ли будет Вашему Сиятельству повергнуть на Высочайшее уважение мое всеподданнейшее ходатай­ство о том, чтобы вообще цензурирование “Северной пчелы” было возложено на III отделение <...>» (ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. Д. 446, ч. 6. Л. 70). Бенкендорф доложил об этом Николаю, но тот отказал Уварову. Булгарин писал Н.И. Гречу 15 июня 1844 года: «[Бенкендорф,] когда Уваров хотел пожрать меня, оказал мне истинное участие <...> и со слезами на глазах объявил мне царское решение» (Литератур­ный вестник. 1901. № 2. С. 176). И хотя за письмо Волконскому Булгарин получил «внушение» от А.Х. Бенкендорфа (см. письмо Бенкендорфа министру народного просвещения С.С. Уварову: ГАРФ. Ф. 109. 1 эксп. Д. 446, ч. 6. Л. 64), такой исход дела он считал своей победой.
  5. Булгарин имеет в виду свой очередной фельетон «Журнальная всякая всячина», в котором он в панегирических тонах описывал дерптскую жизнь и порядки в уни­верситете и писал, в частности: «Нынешний попечитель, генерал-лейтенант Ев­стафий Борисович Крафстрем, посвятив всю жизнь свою и все свое время точному исполнению мудрых предначерстаний высшего начальства и имея достойного по­мощника в лице отставного гвардии полковника Николая Ивановича Шенига, мужа ученого и любознательного, устранил все прежние неудобства и довел уни­верситет до высокой степени совершенства, как в нравственном, так и в ученом отношениях» (Северная пчела. 1844. № 33. 12 февр.). В Историческом архиве Эстонии в фонде попечителя Дерптского учебного округа сохранилось дело с за­писками и обзором Шенига о состоянии и нуждах научных кабинетов универси­тета, в частности, он поддержал идею основания фармацевтического кабинета (см.: ЕАА.384.1.788).
  6. противоречит всем принципам гастрономии (фр.).
  7. Михаил Павлович, великий князь (1798—1849) — младший брат Николая I, гене- рал-фельдцехмейстер, генерал-инспектор по инженерной части с 1825 года, глав­ный начальник военно-учебных заведений с 1831 года, главнокомандующий Гвар­дейским и Гренадерским корпусами с 1844 года.
  8. живые картины (фр.).
  9. богоданный (фр.).
  10. Булгарин Святослав Фаддеевич (1840—1874) — сын Ф.В. Булгарина.
  11. но для виду, для приличия (фр.).
  12. Каров Эдуард Юлиус (Eduard Julius Karow; 1817—1874) — выходец из Щецина; кни­гопродавец и владелец библиотек при книжных лавках в Лифляндии, университет­ский издатель в Дерпте с 1840 года, университетский книготорговец с 1847 года; дерптский бургомистр в 1864—1867 годах (см.: Петухов Е.В. Указ. соч. С. 471).
  13. Кюстин Астольф Луи Леонор де (1790—1857), маркиз — французский путеше­ственник, писатель, посетивший Россию в 1839 году и выпустивший книгу «Рос­сия в 1839 году» (1843), получившую широкую известность. По-видимому, речь идет о втором издании: Custine A. de. La Russie en 1839. 2e éd. P., 1843. 4 vol.

11

Добрейший и любезнейший из людей, милый Николай Игнатьевич!

Давно я собирался писать к Вам — но хлопот столько, что насилу улучил минуту! Ваше последнее письмо навело на меня грусть! Все резоны Ваши справедливы, к оставлению Дерпта, но жалко и досадно, что эти скоты Вас не поняли! Что до меня касается, то во всем, что происходит в Лифляндии, я вижу более глупости, нежели злости. Провинциальное самолюбие — это чу­довище с мордой крокодила и с ослиными ушами! И то сказать, страшно подумать, чтоб остзейские провинции совершенно обрусели и наводнились русскими чиновниками, этими тарантулами, сосущими кровь народа и зара­жающими его своим ядом! Но остзейцы никак не хотят постигнуть и верить, что ни один умный и честный человек не хочет их лишить немецкого языка и их древнего устройства — но что желают только усовершенствований, и рус­скому языку учат их, для их же блага, чтоб споспешествовать им к получе­нию аренд, чинов и крестов, до которых они страшные любители! Я реши­тельно положил воспитывать детей моих в Дерпте, когда они укрепятся на умственных силах — и в этой цели переделываю Карлово. Исследовав здесь все учебные заведения — я нашел только одну порядочную школу, именно при Реформатской церкви, у Гордака1. Это человек: Esse homo! Все прочее дрянь: невежество и разврат! Можете представить себе, что за университет, которым неограниченно управляет Плетнев2! Это не человек — а мешок ме­лочей, страстишек и непомерной глупости и невежества. Человек — просто глупый от природы!

О себе скажу, что я сердечно и искренно помирился с князем Григорием Петров[ичем] Волконским3. Это было на концерте у А.Ф. Львова4 en petit comité5. Отставки своей кн. Волконский еще не взял назад — но наверное, что он останется попечителем, т.е. будет носить это звание по-прежнему, с преж­нею слабостью и нерадением6. Человек он добрый сердцем — но без харак­тера, легок и поверхностен. Не такого попечителя нужно для Петербурга. По моей истории Увар-паша проглотил такую пилюлю, от которой до сих пор не может прийти в себя7 — и играет роль: depité8! Едва ли есть в мире душа, которая бы лежала к нему. Правда, он умен! Но ведь и черт умен! Пушкин казанской9 ни за что не согласился взять место здешнего попечителя, чтоб не быть вблизи Увар-паши! А он сам не знает, что с собою делать. Куда деваться после министра? Разве в послы? — Куда? — Все это длинная история! Между тем, он ужасно постарел: лицо опало — страшно смотреть. Его âme damnée10 доктор Спасский11 сказывал мне, что он был в восторге от моей статьи о Дерпте12 — и сожалел, что это я написал, примолвив: он все может, что за­хочет! Разумеется, в литер[атурном] отношении.

Итак, я не увижу ни Вас, ни милого Вашего семейства, хотя думали рано, т.е. в мае приехать в Дерпт! Но уж за то, клянусь, приехать в Духово, во что бы то ни стало! Как вы проводите время, что делает добрая и милая Софья Николаевна — Алеша, детки — и шалун Сережа? А любезный Михайла Николаевич, с ангельчиком своим Ольгою Павловною — тешатся но­ворожденным персичком13? Хотел бы я всех вас видеть, потому что люблю всех вас душевно!

Письма, посылаемые мною к моим дерптским плебеям — лежат по две и по три недели на почте! Им не посылают писем — а они не догадываются идти на почту. Пожалуйста, отошлите это письмецо в Карлово — к моему арен­датору. Я послал чудный паркет в Карлово, мраморный камин и всякие прихоти — чтоб украсить жизнь мою на старость. Все это сам поставлю на месте — ибо в Лифляндии вкуса ни на грош! Если Вам досуг — съездите в Карлово, в будни, и посмотрите, что там стряпает тяжелый Гейст14. Кажется, он все врет, будто там идет работа.

Дядюшке нашему Евстафию Борисовичу челом бью!

Вернопреданный Ф. Булгарин 18 марта 1844. СПб.

  1. Гордак Эдуард — инспектор реформатского училища при немецкой церкви в Пе­тербурге, по адресу наб. Мойки, 38.
  2. Плетнев Петр Александрович (1792—1865) — профессор российской словесности (в 1840— 1866 годах — и ректор) Петербургского университета, поэт и критик, друг Жуковского, Пушкина, Гоголя. В 1838—1846 годах издавал и редактировал осно­ванный Пушкиным журнал «Современник». Резко отрицательно относился к ли­тературной деятельности Булгарина, но время от времени печатал статьи и рецен­зии в «Северной пчеле».
  3. Волконский Григорий Петрович (1808—1882), князь — попечитель Петербург­ского учебного округа в 1842—1845 годах (см. письма Булгарина ему от 11 мая и 1 декабря 1843 года: Отчет Императорской Публичной библиотеки за 1892 г. СПб., 1895. Прил. С. 58—60; ИРЛИ. 19.696).
  4. Львов Алексей Федорович (1798—1870) — скрипач, композитор, дирижер. В 1837— 1861 годах — директор Придворной певческой капеллы.
  5. в узком кругу (фр.).
  6. Волконский вышел в отставку в 1845 году.
  7. Имеется в виду Сергей Семенович Уваров (1786—1855) — министр народного про­свещения и председатель Главного управления цензуры в 1833—1849 годах. Всегда противодействовал Булгарину и Гречу в их попытках получить разрешение печа­тать в «Северной пчеле» объявления. Булгарин считал, что он своей цензурной политикой «набросил на все тень, навел страх и ужас на умы и сердца — истребил мысль и чувство» (письмо А.В. Никитенко от 4 декабря 1845 года: Русская старина. 1900. № 1. С. 182), и писал в 1844 году Н.И. Гречу: «...довольно одного Уварова, чтоб Петербург был для меня адом...» (Литературный вестник. 1901. № 2. С. 174). О «пилюле» для Уварова см. примеч. 4 к письму 10.
  8. обиженного (фр.).
  9. Мусин-Пушкин Михаил Николаевич (1795—1862) — попечитель Казанского учебного округа в 1829—1845 годах, попечитель Петербургского учебного округа в 1845—1856 годах.
  10. слепое орудие (фр.).
  11. Спасский Иван Тимофеевич (1795—1861) — доктор медицины, профессор Медико­хирургической академии в 1827—1837 годах, домашний врач семьи А.С. Пушкина. Печатался в «Северной пчеле» с первого года издания.
  12. По-видимому, речь идет о булгаринском фельетоне «Журнальная всякая всячина» в «Северной пчеле» за 12 февраля 1844 года (№ 33), который был посвящен Дерпту, и в частности Дерптскому университету.
  13. У М.Н. и О.П. Сердобиных в 1843 году родилась дочь Ольга.
  14. Гейст Георг Фридрих Вильгельм (Georg Friedrich Wlhelm Geist; 1782—1846) — дерптский столярных и городских строительных дел мастер (1811 — 1814), член це­ховой строительной комиссии с 1820 года. Принимал участие в постройке универ­ситетских зданий, вместе с К.А. Кранхальсом строил конно-почтовый двор и гос­тиный двор (см. о нем: Lexikon livund kurländischer Baumeister, Bauhandwerker und Baugestalter von 1400—1850. T. 2. Nachtrag und Ergänzung zum 1. Bande / Paul Campe. Stockholm, 1957; Tartu ehitusmeistrid 17. sajandist kuni 19. sajandi keskpaigani: teatmik / feostanud Niina Raid. Tartu, 1987. Lk. 64—66).

12

Почтеннейший и добрейший Николай Игнатьевич!

Письмо Ваше, по возвращении Вашем из Риги, получил и крепко уди­вился вестям Вашим! Наши остзейцы верно сочинили этот слух, что их уро­женец Корф будет министром просвещения1! Увы, здесь об этом ни слуху, ни духу, да и к иному, из заглядывающих за кулисы света, не могло и не мо­жет прийти это в голову. Зная, что М.А. Корф давно лишился той доверен­ности, которую к нему имели — за участие якобы в процессах, бывших в его руках, и сильной страсти к скоплению богатства. Таково мнение — и я в сто­роне! Знаю только, что на челе всех откупов, компаний, мудреных тяжб — сияет имя Корфа — а наш папенька2не любит спекулянтов и интригантов! Такую однако ж репутацию составил себе, по несчастью, М.А. Корф! Жаль! Я сам очень люблю его — и он не забывает, что начал свое мирское поприще сотрудничеством в «Северном архиве»3. Нет, наш Паша — пока останется, да и вряд ли скоро придумают, где поместить его и кем заместить. У нас та­ково, что как человек влезет в гору — так после трудно мудрено спустить его. Впрочем, Паша играет роль недовольного!

Разнесся слух, что казанский Пушкин совсем хочет выйти в отставку.

У нас страшный rumeur4! В Сенате уже был читан и говорят на днях вый­дет в свет указ о воспрещении всем русским подданным выезжать за границу до 25-летнего возраста, и всем нельзя выезжать иначе, как по уважительным причинам — болезни, неизлечимой русскими водами, или делам, требующим личного присутствия5. Но в таком случае из всех концов России надобно по­лучать позволение от министра внутр[енних] дел и докторское свидетельство представлять в Медицинский совет6 на рассмотрение. Каждое лицо, князь, граф, дворянин, купец, дама, дева, грудной младенец, лакей и служанка должны платить 200 (двести) рублей серебром за годовой пашпорт. Что ска­жут наши остзейцы — так любящие ездить nach Draussen7! 100 целковых за полгода или полдня за границею и 200 за полгода и один день выше полугода! Это поотобьет им охоты — а уж от Bruder8—поляка9 нельзя брать паспортов! Я не читал еще указа — но мне им уши прожужжали!

Не знаю, знали ли вы Ваньку Головина — бессмысленного воспитанника Дерпта и Карлова10 — которого и Дерпт и Карлово — выгнали и чуждаются. Об нем также будет указ! Он отдан под военный суд — за ослушание вы­сочайшей воли — возвратиться на Русь святую. Ванька Головин, между тем, погуливает в Париже и в ус себе не дует — а после спохватится — да будет уже поздно!11

Толкуют еще, якобы от всех нас отнимут дворовых крепостных людей, ко­торых господа удержали при себе — продав поместья. Нищих, воров и раз­вратниц от этого поразмножится! К этой новости: кушайте пироги с грибами. [Два слова нрзб.] — и только! Вы верно заметите, что всегда прежде весть про­бежит — а потом придет дело.

Ни одна мера не огорчает и не смущает меня. Я только и думаю, как бы сесть в Карлове и забыть весь мир! Пора!

Сделайте одолжение, если удосужитесь, известите меня о здоровье ста­рика отца12! Я его страстно люблю — это моя слабость — и сильно беспоко­юсь о его здоровье — он сам не напишет об этом.

Слышал я, что старик Стороженко сделан министром внутр[енних] дел Царства Польского13. Сын верно лучше знает это. Дороги у нас никакой нет! Ужас — и давно не видать Туркула14, чтоб узнать от него о Стороженке.

Когда вы получите это письмо, будут уже праздники. Поздравляем все Вашу добрую и милую семью от А до Z — и Софье Николаевне целую ручки! Не забудьте похристосоваться за меня с Михайлой Николаевичем и поцело­вать ручку Ольги Павловны — а ее малютку в щечку. Дяде нашему Евстафию Борисовичу низкое челобитие.

Ваша гувернантка явилась к моей — с письмом от м-м Морне15. Was soll das bedeuten?16

Верно и искренне преданный к Вам Ф. Булгарин 25 марта 1844. СПб.

NB Ради Иисуса, за его распятие и воскрешение в третий день, по писа­нию — отошлите письмо длиннейшему Гейсту. С почты он и весь год не по­лучит — Огdnung17[11] [12] [13] [14] [15]

  1. Медицинский совет Министерства внутренних дел — совещательный орган, зани­мавшийся рассмотрением вопросов охраны «народного здравия», лечения и су­дебно-медицинской экспертизы.

4(разг. нем.).

  1. брата (нем.).
  2. То есть в Царстве Польском, входившем в Российскую империю.
  3. Головин Иван Гаврилович (1816—1890) — публицист, прозаик. Воспитывался в пансионе Булгарина в Дерпте, который Булгарин держал с 1828 по 1831 год, о чем оставил воспоминания (см.: Головин И. Записки. Лейпциг, 1859. С. 28—30). Окон­чил Дерптский университет (1837). В 1841 году уехал за рубеж.
  4. После публикации ряда сочинений с критикой российских порядков И.Г. Головин получил приказание вернуться в Россию, но не выполнил его. В 1844 году был лишен всех прав состояния и приговорен к каторге и конфискации имения. Головин пере­шел на положение эмигранта и стал принимать участие в русской вольной печати.
  5. Отец Н.И. Шенига, Игнатий Иванович Шёниг (из обрусевших немцев) был штаб-лекарем и имел во Владимире поместье. Но тут, по-видимому, имеется в виду Е.Б. Крафстрем.
  6. В 1845 году Я.А. Стороженко занял пост главного директора Комиссии внутрен­них и духовных дел Царства Польского.
  7. Туркул Игнатий Лаврентьевич (1797—1857) — с 1832 года заместитель статс-сек­ретаря, с 1839 года — министр-статс-секретарь Царства Польского.
  8. Сведениями об этом лице мы не располагаем.
  9. Что это должно означать? (нем.).
  10. порядок (нем.).

13

Любезнейший и почтеннейший Николай Игнатьевич!

Тотчас по получении Вашего письма исполняю Вашу комиссию. На что Вам слушать мои похвалы Гордаку — поговорите об нем с вашим Гафнером, инспектором вашей гимназии1. Гафнер expert в этом деле — а он знает лучше меня Гордака. По сознанию всех здешних педагогов, ученых академиков, про­фессоров и всех этих скучных народов Гордак один из ПЕРВЫХ педагогов в Европе, а по мне он единственный: uno et solo2, потому что нравственность поставляет в главе воспитания! Посылаю Вам его программу, но теперь печа­тает полнейшую, как помечено рукою Гордака. Мои дети ходят в школу в 8 ча­сов утра и возвращаются в 2 /2 часа пополудни — т.е. они экстерны[16] и за это плата по классам, как означено на программе моею рукою. Но Гордак при­готовляет только в высший класс гимназии — а не в университет — но как он мерит Дерпт[ским] университетом — то в здешний и довольно этого. В Дерп­те гимназист среднего класса выше здешнего студента. Здесь просто ослы.

Оспаривать Ваши просьбы об отставке не смею — но мне досадно, что Вы выходите в то самое время, когда все лица тамошние хвастают, что принудили Вас удалиться. Я, так нарочно выстроил Карлово — когда они провозгласили, что я не смею к ним воротиться! Не будь ваши дочери взрослые девицы — я бы подрался с Вами, а не допустил до отставки. Впрочем, трудно судить о домашних обстоятельствах! Мне — так нет места лучше в мире — как мое

Карлово возле Дерпта! Любят ли меня немцы или ненавидят ! я плевать хо­тел! Черта ли мне в них! У меня есть книги, семья, а на партию преферанса — наберется народа — больше и не нужно. По мне — так еще лучше, что я раз­вязался с hohen Adel und geehrten Publicum3! — И Вас кто не любит? Шушера или Кто не знает! Наш старик4 эгоист — ни слова! А много ли Вы знаете теп­лосердных? ! Все эти служаки на один солтык5!

Как бы Вы меня одолжили, если б сообщили какие ни есть подробности

  1. том, об чем Вы только помянули в последнем письме. Какие у Вас чинов­ники? За чем и по что — у вас? Какие дела следуют? Кто виновен? В чем? — Ужели бурмистер — проклятый усидит? Экой бурмистер!

Ручки целую Софье Николаевне | а уж поблагодарите от меня за Гор- дака! Всем Вашим поклон, | некогда | пора спать | было 2 часа | очень много работы!

Верный до гроба друг Ф. Булгарин.

NB Сегодня получили рескрипт для напечатания в «Пчеле»6. Директор Комовский7 просит вежливым письмом. Мазь на рану — и пошла писать по-ста­рому. Я уж писал, что делать нечего, когда неоткуда взять — и некуда давать! 30 марта 1844 СПб.

  1. Гафнер Эдуард фон (Johann Samuel Eduard von Haffner; 1804l1889) | выпускник Дерптского университета (1830), получил степень доктора филологии в Ростоке (1831), преподавал в Петербурге, в 1838l1849 годах | директор Дерптской дирек­ции училищ, в 1851^858 годах ректор Дерптского университета. С 1860 года жил и работал в Риге (см.: Album Rectorum Universitatis Tartuensis 1632l1997 / Koost. Sirje Tamul. Tartu, 1997. Lk. 77; Deutschbaltisches biographisches Leksikon 1710| 1960. Köln, Wien, 1970. S. 282).
  2. один-единственный (лат.).
  3. высшим обществом и уважаемой публикой (нем.).
  4. Е.Б. Крафстрем.
  5. На один салтык (устар. просторечие) | похожи друг на друга.
  6. В «Северной пчеле» 31 марта (№ 71) был опубликован следующий высочайший рескрипт, данный на имя министра народного просвещения С.С. Уварова: «Сергей Семенович! Обращая постоянное внимание на действия вверенного вам минис­терства, Мы неоднократно имели убеждения, что неутомимыми трудами вашими образование во всех отраслях развивается согласно видам Нашим. В ознаменова­ние неизменного к вам благоволения Нашего, Всемилостивейше жалуем вам ал­мазные знаки ордена Св. Александра Невского, пребывая навсегда вам благосклон­ным Николай. С.-Петербург, 25 марта 1844 года».
  7. Комовский Василий Дмитриевич (1803^851) | археограф и переводчик, дирек­тор канцелярии министра народного просвещения в 1838—1850 годах.

14

Почтеннейший и любезный Игнатий [так!]!

Спешу Вас уведомить, что вчера подписали указ — утверждающий Павла Ивановича Гаевского директором Департамента Министерства просвеще­ния]1, а вице-директором некоего коллеж[ского] советника Александра Алек­сандровича] Берте, начальника 1 отд[еления] в департаменте]2. Да возра­дуется русское просвещение и да устыдится Вильмен3 в своей Франции!

А я сижу в углу — и спорить не хочу —

Как Мефистофель — смотрю и хохочу!

Пусть лезут вверх глупцы — беда невелика,

Все перемелется — останется — мука!

Добрейшей Софье Николаевне ручки целую!

Верный Ф. Булгарин 16 апреля 1844 СПб.

  1. Гаевский Павел Иванович (1797—1875) — цензор Петербургского цензурного ко­митета (1826—1837), управляющий Департаментом народного просвещения Ми­нистерства народного просвещения с 1834 года; вице-директор того же департа­мента с 1837 года, директор с 1844 по 1859 год.
  2. Берте Александр Александрович (1808—1893) — с 1834 года главноуправляющий I отделением Собственной его императорского величества канцелярии, с 1844 года вице-директор Департамента народного просвещения, с 1850 года директор канце­лярии Министерства народного просвещения; в 1860—1862 годах член Главного управления цензуры.
  3. Вильмен Абель-Франсуа (1790—1870) — французский писатель и государствен­ный деятель, критик и историк литературы. В 1839—1844 годах занимал пост ми­нистра народного просвещения.

15

Почтеннейший и добрейший Николай Игнатьевич!

Вы знаете, что такое бумажная работа, но не знаете, что такое издавать еже­дневную газету при семи ценсурах, с полдюжиной фринтоспаев1-сотрудников — и издавать одному. Старик Греч2 в Париже, молодой в Риге3 для же­нитьбы на ci-devant4 m-me Brallot5 — и весь механисм, тяжелый механисм «Пчелы» упал на меня. А тут еще беда! У Итальян[ского] театра наехали на меня две кареты, сшибли с ног и чуть не убили до смерти — отделался уши­бом ноги — и хромаю уже третью неделю. — Кто будет на место Княжевича в Одессе6 — не знаю, ибо я удаляюсь от Уварова, Комовского и всей этой ра­калии — а это их дело. На счет князя Ч.7, на счет отставки изверга Уварова и проч. — говорили в городе — но на деле слухи не оправдываются — да кажется ничего и не будет. Уварову хочется графства — и он не знает, как схватить его — и распускает слухи о своем удалении, чтоб его удержали8. А славное место в Одессе — и вам там было бы хорошо! Но без личного присутствия здесь ничего не сделаете. — В Русский театр хожу я только в бенефисы прия­телей — т.е. авторов — а иначе не заглядываю туда. Харчевней пахнет. — Язык грубый, сцены отвратительные — актрисы — кухарки, актеры — лакеи. Не имею даже понятия о состоянии репертуара. Поручил вашу комиссию Зо­тову9, а тот за своими хлопотами и забыл. Он как-то попал в тиски. Дочь его10 выгоняют из института за то, что написала матери: «голод мучит» — а письмо перехватили. Но вот он прислал мне письмо. Трудно собрать пиесы в лавках, но к будущей почте соберем кое-как и вышлем. Софье Николаевне, Михайле Николаевичу и его ангельчику, милым дочерям Вашим — низкий поклон — Алешу целую сто раз.

Вернопреданный Ф. Булгарин

9 окт[ября] 1844

СПбург

NB. От моего Болеслава11 уведомляю Алешу — что у Болеслава лихой ко­ник, и он 3 раза в неделю ездит в манеже — и славный кавалерист.

NB. Статской12.

  1. Возможно, от «бутаггаус» (польск.) — спекулировать, торговать.
  2. Греч Николай Иванович (1787—1867) — журналист, прозаик, филолог. Соиздатель и соредактор Булгарина по «Северной пчеле».
  3. Греч Алексей Николаевич (1814—1850) — журналист, сын Н.И. Греча. В конце 1830 — 1840-х годах выполнял функции секретаря редакции «Северной пчелы». Булгарин считал, что А.Н. Греч «был человек весьма способный для механического издания “Северной пчелы”, человек весьма неглупый и смирный» (Русский архив. 1869. № 9. С. 1555).
  4. бывшей (фр.).
  5. А.Н. Греч в 1844 году женился на Эмилии Катарине Шарлотте Тимм (1821 — 1877), сестре художника В.Ф. Тимма. Э. Тимм в 1839 году вышла замуж за К. Брюллова, но через месяц они расстались (по слухам, причиной разрыва стала связь Эми­лии с ее отцом, начавшаяся до брака, но продолжавшаяся и после свадьбы), а в 1841 году развелись.
  6. Княжевич Дмитрий Максимович (1788—1842) — петербургский вице-губерна­тор в 1824—1827 годах, вице-директор Департамента государственных имуществ с 1827 года, директор канцелярии Министерства финансов с 1830 года, попечитель Одесского учебного округа с 1837 года. Был знаком с Булгариным и часто встре­чался с ним в начале 1820-х года. В 1845 году попечителем Одесского учебного округа был назначен Г.П. Волконский.
  7. Возможно, имеется в виду князь Александр Иванович Чернышев (1786—1857), военный министр в 1827—1852 годах.
  8. Уваров был сделан графом в 1846 году, а отставку получил в 1849 году.
  9. Зотов Рафаил Михайлович (1795—1871) — романист, драматург и журналист, те­атральный критик «Северной пчелы» в 1842—1858 годах. Шениг просил Булга­рина купить в Петербурге ряд пьес и прислать их ему.
  10. О какой из четырех дочерей Зотова идет речь, установить не удалось.
  11. Булгарин Болеслав Фаддеевич (1832—1911) — сын Ф.В. Булгарина. В 1854 году окончил Петербургский университет со степенью кандидата, в 1855 году поступил на службу в III отделение младшим чиновником, а в 1863 году уволился (в чине коллежского асессора) и поселился в Карлове.
  12. Булгарин имеет в виду, что получил чин статского советника.

16

Почтеннейший Николай Игнатьевич!

Я сейчас проспал мое утро. Если хотите навеки одолжиться — приезжайте сейчас ко мне, в Вашей коляске, на Ваших конях. Коней мы сменим — съедим ранний обед и махнем на почтовых в Саракусс. Погода знатная! Нет солнца, не знойно — и дождя не будет. Пожалуйста, удружите и не откажите.

Вернопреданный Ф. Булгарин

31 мая 1848

Карлово

17

Почтеннейший друг Николай Игнатьевич!

Поздравляю Вас с постройкой оранжереи, но предуведомляю, что дело хлопотливое. Из письма Вашего, однако ж, вижу, что Вы совершенный про­фан в садовых делах! Вы говорите, не могу ли я Вам уделить из моих оран­жерей виноградных лоз и персиковых деревьев, которые приносили бы пло­ды уже чрез два года! Я Вам обещал, в случае нужды, отводки (Ablegers), т.е. избранные ветви для прививок, но деревьев и лоз я не мог обещать, потому что это невозможно. Мои персиковые деревья сидят уже 18 лет в грунте, ви­ноград в большой оранжерее — тоже, а в новом винограднике — посажены лозы уже пятый год, купленные у Клеекампфа1. Вырывать лоз и деревьев с грунта невозможно. Лозы в горшках бывают только у тех, которые этим тор­гуют — ибо они не приносят плода. Есть у меня только два персиковых дерева в кадках, выписанные из Риги для редкости (порода с мыса Доброй На­дежды) — и стоят мне с провозом 82 рубля серебром.

Не отвечал я Вам до сих пор, потому что Клеекампфа не было в городе. Посылаю Вам каталог его деревьев. Большие и хорошие — я сам видел. Пер­сики Вы можете кушать уже в будущем году, потому что деревья уже но­сят плоды. Винограда и сам Бог Вседержитель (если не сделает miracle2!) не может кушать на второй год после пересадки лоз — ибо законы натуры позволяют от самых старых лоз пользоваться плодами только чрез три или четыре года.

Дешевых деревьев как у Клеекампфа я в жизни моей не видывал! В Риге Вы заплатите 25 руб. сереб[ром] за то, что тут стоит 10 руб. Виноград — почти даром! Провоз до Пскова — легок, на пароходе. — Но надобно, чтоб был че­ловек для принятия деревьев, поставки на пароход, ухаживания за ними на пароходе до выгрузки и уложения на телеги для отвоза в Духово. Деревья могу выбрать я — и человек может жить у меня. Сам же Клеекампф за устрой­ство оранжереи и поездку в Духово — требует 50 руб. серебр[ом][17].

Надобно Вам сказать, что оранжереи — игрушка дорогая и хлопотливая, в начале!

Пароход нужен [слово нрзб.], фабричный, а не Бишман [?]. Откуда Вам пришла в голову насчет Бишман, [слово нрзб.]!

Уваров сверх моего ожидания вел себя отлично в Дерпте, без чванства и гордости, был мил, любезен и снисходителен со всеми, и хотя я ненавижу его, но по чувству справедливости и согласно общему мнению, должен был восхвалить его в «Пчеле»!3 Он даже призывал отдельно поляков, обещал им выхлопотать позволение постройки католической церкви — благодарил за хорошее поведение и т.п. Словом, Дерпт в восторге от Уварова — и на этот раз — верно прав.

Наш старик4 все толкует об отставке! Тяжело ему здесь видеть разно- властие! Биргермейстер и полицеймейстер [нрзб.] и в ус не дуют, и т.п.

Угощал он и хлопотал сколько мог, когда был здесь Уваров — а на экзамене, в гимназии, когда учитель велел развернуть 44 страницу Тита Ливия (латин­ского), чтоб поверять изустный перевод ученика, наш добрый старик также раскрыл 44-ю страницу, чтоб наблюдать, верно ли ученик переводит!!!!!!!!!!!!!!!

В Дерпт Вас не ожидаем, зная, что Вы, без крайней нужды — не пожало­вали бы из Духова. Холеры здесь пока нет, а если Бог даст, перенесем муже­ственно, с упованием на его благость!

Милостивой государыне Софье Николаевне от меня прошу поцеловать ручку, а от моей жены засвидетельствовать глубокое почтение. Деток ваших обнимаю, а девицам низко кланяюсь.

Преданный навеки Ф. Булгарин.

Карлово 19 июня 1848

  1. Клеекампф Клаус (Claus Eduard Kleekampff) — дерптский садовод-художник и тор­говец растениями.
  2. чуда (фр.).
  3. О визите С.С. Уварова в Дерпт Булгарин писал в своем фельетоне «Журнальная всякая всячина» 12 июня 1848 года (№ 130).
  4. Имеется в виду Е.Б. Крафстрем.

18

У меня нет и вероятно вовсе не будет. Купить не куплю, а если издатели дадут — хорошо. Я читаю теперь Komen[?] 1812 года par М.1 Вот книга, а эти звезды меня не привлекают своим светом.

Ваш Ф. Булгарин

1 Идентифицировать издание нам не удалось.

Вступительная заметка и публикация А.И. Рейтблата, комментарии А.И. Рейтблата при участии Т.К. Шор

 

[1]  См. письма И. Лелевелю (Варшавские губернские ведомо­сти. 1877. № 16—17; есть отдельный оттиск), А.В. Ники­тенко (Русская старина. 1900. № 1. С. 172—184; опублико­ваны не все сохранившиеся письма), А.Я. Стороженко (Стороженки. Фамильный архив. Киев, 1907. Т. 3. С. 16—

57; Киев, 1910. Т. 4. С. 257—264); Р.М. Зотову (Лица:

Биогр. альманах. М.; СПб., 1995. [Вып.]6. С. 387—430);

А.Г. Киркору (Федута А.И. Земляки. Ф.В. Булгарин и А.-Г.К. Киркор: к истории взаимоотношений // ...Пачуць, як лесу валяцца муры: Памящ Генадзя Юсялёва. Мшск,

2009. С. 277—322).

[2]   Справку о нем см. в: Серков А.И. Русское масонство.

1731—2000: Энциклопедич. словарь. М., 2001. С. 891.

[3]  Любовные похождения и военные походы А.Н. Вульфа: дневник 1827—1842. Тверь, 1999. С. 233.

[4]   Цит. по: Гофман М.Л. Из Пушкинских мест // Пушкин и его современники: материалы и исследования. Пг., 1914.

Вып. 19—20. С. 108.

[5]   Фробен Эдуард Фридрих (Eduard Friedrich Frohbeen; 1795—1869) — морской врач, действительный статский советник.

[6]   Имеется в виду Е.Б. Крафстрем.

[7]   По-видимому, имеется в виду Федор Гассе — хороший знакомый Булгарина в Дерпте. Его сын Александр в 1840 году по совету Булгарина приехал в Петербург и поступил на второй курс Петербургского университета (см. письма Булгарина А.В. Никитенко: ИРЛИ. 18.439).

[8]   вперед (фр.).

[9]   Сердобин Михаил Николаевич (1802 — 1855 или 1888), барон, брат жены Шенига.

В 1822 году окончил Петербургский университетский благородный пансион и по-

[11] Корф Модест Андреевич (1800—1876), барон, — с 1831 года управляющий делами Комитета министров, с 1834 года — государственный секретарь, с 1843 года — член Государственного совета. С 1847 году по поручению Николая I читал правоведение великому князю Константину Николаевичу. В 1849—1861 годах — директор Им­ператорской Публичной библиотеки. Был знаком с Булгариным, опубликовал на­правленную против него статью «О воспоминаниях Булгарина касательно графа М.М. Сперанского» (Русский инвалид. 1848. № 138).

[12] Имеется в виду Николай I.

[13]  Корф поместил в «Северном архиве» Ф. Булгарина статью «Принц датский Иоганн в России. Происшествие 1602 г.» (1822. № 8).

[14] ропот (фр.).

[15]  Императорский указ от 15 марта был опубликован в «Северной пчеле» 30 марта (№ 70). В нем говорилось: «1) Выдавать заграничные паспорты русским подданным обоего пола для поездок за границу только после достижения ими 25-тилетнего воз­раста. Изъятия из сего допускаются: для излечения болезни, для получения наслед­ства и для усовершенствования себя в художествах и высших ремеслах, равно по делам торговым; кроме того, при поездке за границу с родителями, воспитателями и жен с мужьями. 2) В случае поездки за границу для излечения болезни проситель должен, кроме установленного свидетельства от полиции, предъявить свидетель­ство о болезни своей, требующей врачебного пособия за границей, от врачебной управы, от местного губернского начальства и от начальства того места, где отъез­жающий служит, или того сословия, к коему он принадлежит, а неслужащие дво­ряне от губернских предводителей дворянства. В случае поездки для получения на­следства должно предъявить на это доказательства. 3) Взыскивать пошлины с каждого лица обоего пола, в паспорте означенного, за выдачу заграничного пас­порта, кроме платы за бланкеты, по 100 рублей серебром за каждые шесть месяцев».

[16] Если сами родители в городе — то это лучше всего, по сознанию Гордака. Он любит, чтоб дети были при хороших родителях: NB хороших.

[17] Деревья могут быть отосланы к Вам хоть сегодня. Но есть ли у Вас земля: 3 части дерновой, 1 часть древесной (т.е. [2 слова нрзб.] с дровяного двора) и 1 часть песку.

Архив журнала
№164, 2020№163, 2020№162, 2020№161, 2020№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба