Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » НЛО » №125, 2014

Николай Поселягин
От редактора
Просмотров: 737

Дискуссии о травме как культурном механизме и антропологической константе в последние несколько лет в российской гуманитарной сфере чрезвычайно активизировались – выходят подборки в журналах и отдельные сборники, так или иначе касающиеся коллективных травм (прежде всего, конечно, связанных со Второй мировой войной, Холокостом и сталинскими репрессиями), на русский язык переводятся некоторые зарубежные классики trauma studies, организуются тематические конференции и круглые столы[1]. «НЛО» уже несколько лет вовлечено в этот обширный разговор о травме, причем если поначалу обсуждение велось в основном на страницах сборников статей[2], то с ростом общего интереса к теме стало ясно, что этот разговор пора переводить в рабочий режим. Первые подборки, прицельно посвященные именно культурной антропологии травмы, появились в первом томе спецвыпуска «Семиотика августа в XX веке»[3]. Дальше тематические блоки статей, касающихся культурных травм в различных аспектах, стали выходить регулярно. Эта подборка, в которой теории травмы в основном прилагаются к анализу визуальных артефактов (в первую очередь, кино), продолжает блок статей о травме + памяти, опубликованный в предыдущем номере журнала.

В совместной статье Оксаны Мороз и Екатерины Сувериной пойдет речь о том, каким диапазоном теорий травм мы обладаем, чтобы с их помощью изучать визуальные культурные объекты. Вообще trauma studies – это зонтичный бренд, объединяющий разные концепции (от медицинских исследований посттравматического стрессового расстройства и психоаналитического рассмотрения компенсаторных механизмов человеческой психики до культурно-антропологических и семиотических концептуализаций травмы как социального института), логика и категориальный аппарат которых подчас расходятся довольно далеко друг от друга. Тем не менее с таким спектром разнородных теорий все-таки можно эффективно работать. Наглядным примером того, как это возможно на практике, является статья Юрия Левинга, посвященная визуализации травматического опыта на кино- и телеэкране – на материале экранизаций «Анны Карениной» за последние сто лет (1914–2012).

 

Этот блок материалов публикуется в рамках рубрики «Антропология и феноменология визуальности», которая была открыта в № 123.

Николай Поселягин

 

[1] За одну только весну 2013 года прошли такие мероприятия, как XXI Большие Банные чтения «Неофициальная меморизация травматического опыта» (5–6 апреля, «НЛО» – «Международный Мемориал»); конференция «Гуманитарные науки: Советская травма в постсоветскую эпоху» (16–18 мая, НИУ ВШЭ); V междисциплинарный семинар «Литература и социальные науки», посвященный теориям травмы (2 апреля, МГУ – РАНХиГС; докладчики: Илья Кукулин «Отложенная боль: воспоминания “поколения внуков” о травматических событиях ХХ века – от Бориса Херсонского до Джонатана Литтелла» и Оксана Мороз «Посттравматическая жизнь: интонация свидетеля в русской литературе конца XX века (В. Ерофеев, В. Сорокин)»); и др.

[2] В первую очередь см.: Травма:пункты / Сост. С. Ушакин и Е. Трубина. М.: Новое литературное обозрение, 2009.

[3] Травматический опыт // НЛО. № 116. С. 129–214 (статьи Полины Барсковой, Сергея Завьялова, Амита Пинчевского и Тамар Либес, Кристин Лойенбергер, Кевина М.Ф. Платта); Коммеморальные практики // Там же. С. 293–372 (статьи Виктории Стюарт, Моники Блэк, И.В. Нарского, Александра Эткинда, Михаила Рыклина).



Другие статьи автора: Поселягин Николай

Архив журнала
№163, 2020№162, 2020№161, 2020№159, 2019№160, 2019№158. 2019№156, 2019№157, 2019№155, 2019№154, 2018№153, 2018№152. 2018№151, 2018№150, 2018№149, 2018№148, 2017№147, 2017№146, 2017№145, 2017№144, 2017№143, 2017№142, 2017№141, 2016№140, 2016№139, 2016№138, 2016№137, 2016№136, 2015№135, 2015№134, 2015№133, 2015№132, 2015№131, 2015№130, 2014№129, 2014№128, 2014№127, 2014№126, 2014№125, 2014№124, 2013№123, 2013№122, 2013№121, 2013№120, 2013№119, 2013№118, 2012№117, 2012№116, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба