Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Русская жизнь » №20, 2008

Куртка с надписью «Фитинг»
Просмотров: 2559


I.

На форменной зеленой куртке человека неславянской внешности, которого видели в ночь убийства возле мертвого тела пятнадцатилетней Анны Бешновой, было написано «Фитинг». «Фитинг» — это название эксплуатационной компании, обслуживающей часть Можайского района Москвы. Через сутки после убийства милиция проводила опознание — всех дворников «Фитинга» выстроили в ряд и показали жильцам пятиэтажного дома 16 по улице Кубинка, под окнами которого в ночь на 1 октября Анну изнасиловали и убили. Никто никого не опознал.

Над этой пятиэтажкой «Фитинг» теперь взял дополнительное шефство — каждое утро сотрудники компании желтой (более яркой, чем сама стена) краской закрашивают участок стены напротив дерева, под которым погибла девушка. На стене по ночам кто-то делает надписи — как мирные («Покойся с миром, помним, любим»), так и агрессивные («Мы найдем их и всем отомстим»). К стволу дерева скотчем приклеены тетрадные листы с какими-то рисунками (цветочки, котята и т. п.), стихотворениями, обещаниями не забывать. Эти листочки дворники не трогают, говорят, начальство велело только закрашивать стену.

II.

Родители покойной — мама Татьяна Владимировна, с которой жила Аня, и отец Юрий Эдуардович, живущий с другой семьей (от первой жены ушел 11 лет назад) в том же районе, но ближе к Можайскому шоссе, директор 714-й школы Ирина Петровна Ячменева, организовывавшая похороны, соседи Бешновых по дому 12 и жильцы дома 16, под окнами которого произошло убийство, — все они за последние две недели успели по нескольку раз пережить свои минуты славы, дать по нескольку десятков интервью, а потом ужаснуться тому, что о них и о покойной пишут в газетах.

— Вы понимаете, что вы делаете? — спрашивает Ирина Ячменева. — У нас уже весь район говорит, что здесь орудует банда убийц, люди детей боятся выпускать на улицу, нам самим страшно ходить.

Накануне в школу приходил участковый, собрал всех учителей и членов родительского комитета, рассказал, что экстремистские элементы собираются использовать убийство Анны Бешновой для дестабилизации обстановки в районе, распускают слухи и разжигают межнациональную рознь. Еще сказал, что в районе действительно не все хорошо с криминальной ситуацией и, может быть, даже появился маньяк, и в такой момент нужно быть особенно бдительными — чем окончательно запугал и без того перепуганную педагогическую общественность. Теперь каждый день в школьный двор к окончанию уроков за детьми приходят родители не только учеников начальных классов, но и старшеклассников, а сами старшеклассники выходят на перемене покурить не через главный вход, а через окно первого этажа с противоположной стороны.

III.

Аня Бешнова училась в десятом «а», и ее одноклассницы, читающие, конечно, интернет, видели в блогах записи о том, что покойная не была ангелом, выпивала, жила с девятнадцатилетним парнем и вроде бы даже была беременна от какого-то еще мужчины. Одноклассницы утверждают, что про беременность — это слухи, а все остальное — преувеличение.

— Ну вот та фотография, где Аня с мешком водки (имеется в виду снимок со странички покойной на сайте «В контакте»; большой пакет, наполненный бутылками водки и подпись: «Это было когда мы отмечали днюху, и еще была большая куча бухла не считая этого». — О. К.). Вы что думаете, она одна могла все это выпить? Нет, конечно. Нормальная была девчонка, и парень у нее тоже нормальный. Вы что считаете, что он мог ее убить? И про беременность тоже бред. Если она и была беременна, то только от своего парня, а не от кого-то другого. Был бы у нее другой, кто-нибудь о нем знал бы обязательно.

Про парня — это в связи с выступлением участкового. Милиция распространила приметы предполагаемого преступника, который, по ее версии, имел славянскую внешность, и участковый сказал, что он вполне мог быть бойфрендом покойной, тем более что в ночь гибели она с ним поссорилась и он не пошел ее провожать домой. После похорон Ани парень уехал жить к своим родственникам в Подмосковье, опасаясь ареста. Родители Бешновой в эту версию не верят.

— Хороший мальчик, — говорит Татьяна Владимировна. — Она его очень любила, и зачем все врут, что он мог это сделать, я не понимаю.

Аня его, наверное, действительно любила. Последняя запись в ее блоге озаглавлена «Я очень-очень счастлива!»: «Мне не нужен никто другой, мне нужен только он!!! Теперь я понимаю, почему я раньше изменяла парням!!! Я так счастлива с ним!!! Мне так хорошо, когда он рядом!!! Он у МЕНЯ самый-самый лучший!!!»

Спрашиваю Татьяну Бешнову, что имела в виду ее дочь, когда писала, что изменяла парням.

— Никому она не изменяла! — срывается на крик мать, и я вдруг понимаю, что женщина пьяна.

IV.

— Они у нас обе пьющие девушки, — объясняет старшая по подъезду, просившая называть ее Людмилой Ивановной. — Бабка Татьянина тоже пила, но ее недавно парализовало, и представляете, тут же появился ее муж, которому лет тридцать и который хочет забрать себе квартиру. Может быть, он девочку и убил?

Людмила Ивановна путает. Прабабушка Ани действительно лежит парализованная, но никакого молодого мужа у нее нет. Муж, тридцативосьмилетний, есть у Аниной бабушки, которая, узнав о болезни матери, приехала в Москву из Украины и, как говорит Татьяна, действительно была бы не прочь поселиться у Бешновых, но они ее у себя не поселят, потому что самим места мало — ну и муж опять же.

Людская молва, конечно, способна творить большие чудеса. Анина воспитательница из детского сада, которую я застал с цветами на месте гибели девушки, спрашивала у меня девушкину фамилию, потому что сама ее не помнит. Но уверенно рассказывает об Анином отце, который работает водителем на скорой помощи, и (так совпало) приехал на место гибели, когда жители дома вызвали врачей.

— Увидел, кто там лежит, и сразу в обморок грохнулся, — повествует воспитательница. — И скорую уже ему самому пришлось вызывать.

Откуда это взялось — неизвестно. Юрий Бешнов действительно работает водителем, но не на скорой, а, как говорит его новая жена, «на фирме». На похоронах он был, а на поминках не был, потому что с бывшей женой отношения у него не очень хорошие. Его даже милиция не допрашивала, и о подробностях дела он знает из газет, а там пишут много ерунды.

В газетах действительно встречается много ерунды, но насчет обстоятельств этого дела газетная, милицейская, соседская и родительская версии совпадают — девушка шла ночью домой (ее парень на самом деле почему-то не пошел ее провожать, но при этом ссорились они или нет — точно не известно), на улице Кубинка через дорогу от дворца спорта на нее кто-то напал, избил до потери сознания, изнасиловал прямо под окнами шестнадцатого дома, потом оттащил тело на несколько метров и убежал.

Убийцу не поймали до сих пор. После репортажа «Комсомольской правды», где впервые содержалось указание на этническую принадлежность возможного убийцы, возле управы района «Можайский» ДПНИ устроило сход граждан. Его участники почему-то собрались идти искать убийцу на Кунцевский рынок, находящийся в сотне метров от места преступления. На рынок демонстрантов не пустили, их разогнал (а некоторых и задержал) ОМОН, но на следующий день рынок был закрыт, открылся он только через четыре дня. Охранники рынка говорят, что милиция искала свидетелей убийства, но откуда им взяться на этом рынке? «Хозяев хотят в связи с этим делом попрессовать», — предполагает охранник Николай. Судя по тому, что рынок все-таки открыли, хозяевам с милицией удалось договориться.

V.

Упрекать ДПНИ и сочувствующую (в разрешенных пределах, конечно) ему «Комсомольскую правду» в том, что они пиарятся на этом убийстве, было бы лицемерием. Если бы не медийная активность националистов, никто за пределами микрорайона просто не узнал бы о том, что была на свете такая Аня Бешнова, которую в ночь на 1 октября изнасиловали и убили. Скорее всего (о куртке с надписью «Фитинг» говорили сразу несколько свидетелей) убийца действительно был дворником, а большинство из них в Можайском районе, как и во всей Москве, — люди из Средней Азии. Но если вдруг однажды все таджики и узбеки исчезнут из Москвы и даже если в Можайском районе не останется ни одного брюнета, на которого можно надеть куртку с надписью «Фитинг», — что изменится в этих краях? 15-летние девочки перестанут пить водку, изменять парням и ходить ночами по темным улицам?

Ничего не изменится, конечно.

Архив журнала
№13, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№4-5, 2009№2-3, 2009№24, 2008№23, 2008№22, 2008№21, 2008№20, 2008№19, 2008№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008№14, 2008№13, 2008№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№17, 2007№16, 2007№15, 2007№14, 2007№13, 2007№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№6, 2007№5, 2007№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба